Слобожанский иконостас второй половины XIX - начала ХХ века: праздничный ряд

// Традиції та новації у вищій архітектурно-художній освіті №2 2011. - Х.:ХДАДМ, 2011. - С. 94-98.

Шулика В. В.


Аннотация: статья посвящена иконографическим особенностям праздничного ряда иконостаса Слобожанщины второй половины XIX - начала ХХ в.
Ключевые слова: иконостас, Слобожанщина, икона.
Анотація: Шуліка В.В. Слобожанський іконостас другої половини XIX - початку ХХ століття: празничний ряд. Статтю присвячено іконографічним особливостям празничного ряду іконостасу Слобожанщини другої половини XIX - початку ХХ століття.
Ключові слова: іконостас, Слобожанщина, ікона.
Annotation: Shulika V.V. Iconostasis of Slobozhanschina of the second half of XIX - early XX century: festive range. The article is devoted to iconographic features of the festival row of the iconostasis of Slobozhanshchina the second half of XIX - early XX century.
Key Words: iconostasis, Slobozhanschina, the icon.
Постановка проблемы. На данный момент малоисследованной областью искусствоведения остается церковное искусство Нового Времени в его региональных формах. Праздничный ряд слобожанского иконостаса второй половины XIX - начала ХХ в., как малоисследованное явление церковного искусства Нового Времени, и стал темой данной статьи.
Анализ публикаций. Иконографические программы праздничного ряда слобожанского иконостаса XIX - нач. ХХ ст. практически не имеют исследовательской традиции. Первый исследователь, который обратился к проблеме украинского (в том числе слобожанского) иконостаса был С.А.Таранушенко, однако исследования этого ученого ограничились концом XVIII в. [15]. С.А.Таранушенко называет принцип построения праздничного ряда украинского иконостаса до конца XVIII в.: это размещение праздников в календарном порядке с "Тайной Вечерей" в "исторической редакции" [15, C.13].
В основном исследователи ХХ в., указывая на общие недостатки, свойственные церковному искусству XVIII-XX ст., до начала девяностых годов ХХ ст. не пытались проследить ни историю, ни те побудительные мотивы, которые формировали церковное искусство Нового Времени. По замечанию российского исследователя В. Мартынова [9], конец XVII ст. обнажает кризис идеи иконостаса, когда последний из образно-богословской структуры превращается в "причудливое нагромождение рам и резьбы". Н.Тарабукин, описывая архитектуру и интерьер храма XVIII ст., также отмечает упадочный характер церковного искусства описываемого времени, когда внешний декор становится важнее целомудренной простоты [14].
Новейшие исследования в этой области осветили ряд проблем декора [5], типологии [6, 7] и иконографической программы иконостасов [7, 13]. Но, как правило, большинство исследований проходили на примере столичных памятников.
В ХХ в. большинство памятников церковной культуры было утрачено, поэтому о внешнем виде иконостасов приходится судить по сохранившимся отдельным иконам, следам креплений иконостасных тябл, фотографиям. Пробел в знаниях об иконостасах Нового Времени стал остро ощутим в конце ХХ ст. Международный научный симпозиум, посвященный проблемам исследования иконостаса, прошедший в Москве в 2000 г., в ряде докладов затронул проблематику позднего иконостаса. Но памятники, которые попали в поле зрения исследователей - это иконостасы либо столицы империи, либо храмов, связанных с пребыванием венценосных особ. Проблема провинциального иконостаса на симпозиуме затронута практически не была. Проблематика Праздничного ряда иконостаса освещалась в статье В. М. Сорокатого [13], однако, иконографические программы синодального периода исследователем затронуты небыли. Берлинский исследователь М.А. Бобрик рассматривала семантику иконы "Тайной Вечери", помещаемую над Царскими Вратами [2], практически не коснулась иконографии "Тайной Вечери" в иконостасах синодального периода. Статья В.Г. Пуцко, посвященная иконостасам Калужской губернии XVIII в. [11], вскрыла не изученность вопроса. В статье Н.В. Свириной описан иконостас кафедрального собора Оренбурга работы В.Е. Маковского [12], однако автор не уделяет внимания его иконографическим особенностям.
Результаты исследования. Праздничный ряд иконостаса являет собою период новозаветный, благодатный, выражая исполнение того, что предвозвещено в Праотеческом и Пророческом чинах. Здесь изображены те события Нового Завета, которые, составляя годовой литургический круг, особенно торжественно празднуются Церковью [13].
Возникновение праздничного ряда иконостаса относится к XI в. [13]. В самом начале своего существования чин мог быть многовариантным. С появлением высокого иконостаса праздничный ряд расширяется. В Благовещенском соборе Московского кремля к традиционным 12 сюжетам добавляется еще два: "Тайная Вечеря" и "Положение во гроб". В конце XV в. в праздничных рядах появляется икона Троицы Ветхозаветной (собор Свято-Троице-Сергиевой Лавры), включение этой иконы не имело аналогов в византийской иконографической программе. Подробное изображение страстного цикла появляется в начале XVI в. Так же в XVI в. появляются иконы "Крестовоздвижение" и "Покров". К XVII в. чин увеличивается, благодаря включению икон страстей Господних [13]. Необходимо также отметить существование до XVII в. двух иконографических традиций размещения праздничного чина в иконостасах. В московской традиции праздничный ряд располагался над деисисным, а в византийской, балканской, украинской традициях праздничный ряд располагался под деисисом. Патриарх Никон, проводя в середине XVIII в. церковные реформы, коснулся и расположения рядов иконостаса. Так, со второй половины XVII в. в Московском царстве праздничный ряд иконостаса перемещается под деисисный чин как у "греков" и в Киеве. Такое местоположение праздничного ряда доминирует в иконостасах Российской империи в синодальный период.
Иконографическая программа праздничных рядов иконостасов Слобожанщины весьма разнообразна. Встречаются как неполные чины с небольшим количеством праздников, так и полные чины, состоящие из икон двунадесятых и больших праздников. Центральной иконой праздничного ряда становится икона Тайной Вечери. В отличие от иконостасов Средневековья, где икона Тайной Вечери находилась над Царскими Вратами, и относилась скорее к местному ряду, в исследуемый период икона Тайной Вечери становится сердцем ряда праздничного. Такая тенденция намечается еще в Слобожанском иконостасе XVII-XVIII ст., о чем свидетельствуют иконостас Спасо-Преображенского собора г. Изюма, иконостас в с. Бездрик, иконостас Харьковского Свято-Успенского собора. В ампирных рамочных иконостасах Слобожанщины первой половины XIX в. праздничный ряд практически полностью отсутствовал, ограничиваясь иконой Тайной Вечери (иконостасы в с. Кунье [10, C 175, 179], в с. Бабаи [10, C 231] , в с. Должик [10, C 234]), в некоторых случаях отдельными праздничными иконами (иконостас в с. Лютовка [10, C 131]). В это время в большинстве иконостасов Слободской Украины над Царскими Вратами появляется вызолоченное сияние с изображением Бога Духа Святого в виде голубя.
В середине-второй половине XIX в. опять появляется интерес к высокому иконостасу. За основу берется схема расположения рядов иконостаса эпохи барокко, заменяя барочную ритмическую структуру на метрическую, с повышенным центральным сегментом. Снова возвращаются и полные праздничные чины. От ампирных иконостасов - триумфальных арок, в иконостасе Слобожанщины середины-второй половины XIX в. осталось вызолоченное сияние над Царскими Вратами. Это сияние заняло то место, где должна была находиться икона Тайной Вечери. Этот сюжет, символизирующий причащение прихожан, происходящее на гране алтаря и наоса, занял опять место в центре праздничного ряда. Иногда, подобно ритмическим иконостасам эпохи барокко, икона Тайной Вечери повышена по отношению к остальным иконам праздников.
Во второй половине XIX - нач. XX в. икону Тайной Вечери часто изображали по мотивам фрески Леонардо да Винчи. Эту тенденцию отметил в свое время Ф. Буслаев [3, С. 150]. Исследователь указывал, что хотя фреска Леонардо и является выдающимся произведением живописи, иконой являться не может. Да и сам Леонардо создавал ее не как молельный образ [3, С. 150]. Иконы Тайной Вечери, написанные с фрески Леонардо, находились в иконостасах Воскресенской церкви г. Харькова [1, С. 865], в храме с. Уланок [8, С. 549].
Уже в первой половине ХІХ в. снова появляются иконостасы с полным праздничным чином, о чем свидетельствует описание храма в с. Лиман св. Филарета (Гумилевского), где в центре ряда Тайная Вечеря, а по сторонам - двенадцать Господних праздников [16, С. 239]. К сожалению, исследователь не указывает расположение праздничных икон.
Из сохранившихся иконостасов второй половины XIX в., наиболее крупный праздничный ряд находится в иконостасе Знаменского храма в с. Борки (Суджанского р. Курской обл.) (после 1886 г.). В иконостасе помещено пятнадцать праздничных икон. Праздничный ряд располагается вокруг иконы Тайной Вечери. Кроме двунадесятых праздников в иконостасе находятся иконы Покрова, Усеченная глава св. Иоанна Предтечи, Обрезание Господне. Отсутствуют иконы двунадесятых праздников "Вознесение" и "Благовещение". Иконы праздников расположены не в порядке церковного года (от Рождества до Успения Богородицы), и не в хронологии, согласно священному писанию. Праздничный ряд Борковского иконостаса, не являясь цельной программой, делится на группы икон. Поскольку иконостас, если на него взглянуть сверху, представляет собой ломаную линию, отдельные программы размещаются в разных плоскостях иконостаса. В центре, вокруг иконы Тайной Вечери, размещаются четыре иконы: Сретение, Богоявление, Вход в Иерусалим и Преображение. Эти четыре праздника свидетельствуют о Христе как о Мессии и Боге. Справа налево разворачиваются сюжеты свидетельства старца Симеона о Христе как о Мессии, свидетельство Иоанна Предтечи, ликование народа о том, что в Иерусалим входит Мессия и, наконец, Преображение, где Христос перед апостолами показал свою Божественную сущность. Такое расположение праздников является не единичным. Аналогичную программу можно обнаружить и в иконостасе Трехсвятительской церкви в г. Харькове, где слева от Тайной Вечери расположены праздники "Сретение", "Богоявление" и "Вход во Иерусалим".
Следующая группа праздников: "Обрезание Господне" и "Сошествие Св. Духа", также взаимосвязаны. "Обрезание" здесь помещено как символ Завета с Богом (ветхозаветный), "Сошествие Св. Духа", как начало новозаветной церкви. Неслучайно, что икона "Обрезания" находится рядом с иконой Сретенья, которая символизирует встречу Ветхого и Нового завета. Такое внимание к Ветхозаветным истокам обусловлено и посвящением храма (иконе Богородицы "Знамение"). Икона Богородицы "Знамение" символизирует Ветхозаветные ожидания прихода Мессии. Богородичный цикл представлен в виде икон Рождества и Успения Богородицы, расположенных рядом, слева от центра. Икона Успение представлена в иконографическом типе "Киево-Печерская".
Праздничный ряд Борковского иконостаса проходит единой линией через иконостасы всех трех приделов. В северном приделе, над Царскими Вратами, помещена икона Воскресения, по сторонам от нее поставлены иконы: Усеченная глава св. Иоанна Предтечи и Введение во храм Пресвятой Богородицы. Икона Введения - посвящение Богородицы Богу, символизирует начало служения Богородицы, приготовление к ее миссии - рождение Бога. Усеченная глава Иоанна Предтечи символизирует смерть последнего пророка, который предвещал приход Мессии. Все это венчает Воскресение Христово, как кульминация земного пребывания Спасителя - победа над смертью.
В южном приделе, над Царскими Вратами помещена икона Рождества Христова. Эту икону фланкируют праздники "Крестовоздвиженье" и "Покров".
Рождество Христово - символ Боговоплощения, иконы "Крестовоздвиженье" и "Покров" символизируют победу над смертью, и земными врагами, дарованную Христом. Крест - как знамение и символ победы, Покров - как символ небесного заступничества за христиан по молитвам Матери Бога.
Итак, перед нами одна из особенностей праздничных чинов Слобожанских иконостасов - построение праздничного ряда сотериологически (раскрытие экономии Спасения). Праздничный ряд здесь решается не как единое целое, а как комплекс нескольких программ. Остальные памятники подтверждают вышесказанное. Так, в иконостасе Трехсвятительского храма в г. Харькове (1915) слева от Тайной Вечери, подобно как в Борковском иконостасе, располагаются праздники "Сретение", "Богоявление" и "Вход во Иерусалим". Правая сторона иконостаса являет совершенно отдельную программу. Здесь поставлены иконы "Рождество Христово", "Сошествие во ад" и "Вознесение". Икона Рождества являет собою приход в мир Спасителя, "Сошествие во ад" - икона Воскресения и Вознесение Христово - конец сорокадневного пасхального пребывания на земле Христа [4, С. 158]. Таким образом, эта иконографическая программа также решается сотериологически - Воплощение - Воскресение - Вознесение.
В центральном иконостасе Архангельского храма с. Борисовка (1911) помещено пять икон праздников. В центре ряда поставлена икона Воскресения Христова. Справа от нее "Рождество Христово" и "Вознесение", слева "Рождество Богородицы" и "Успение Богородицы". Икона Тайной Вечери в центральном иконостасе отсутствует. Ее заменяет настенная роспись, расположенная в основании барабана купола, над иконостасом. Таким образом, в этом храме росписи и иконостас являют единое целое. Иконографическая программа праздничного чина Борисовского центрального иконостаса может восприниматься и как цельная, и как состоящая из двух программ. С правой стороны находятся все те же три праздника - "Рождество Христово", "Воскресение" и "Вознесение", только икона "Воскресение" перенесена в центр всего ряда. "Рождество" и "Вознесение" - начало и конец земного пребывания Спасителя. Слева - Рождество и Успение Богородицы - начало и конец земной жизни Богородицы. Все четыре иконы фланкируют икону Воскресения, как кульминации пребывания Христа на земле. В южном приделе размещено четыре праздника - "Сретение", "Крестовоздвижение", "Богоявление" и "Преображение". Аналогичную программу мы уже встречали в иконостасе с. Борки, только икона Входа во Иерусалим заменена на икону Крестовозвижение, символ крестной победы. Икона "Вход во Иерусалим" перенесена в иконостас северного придела. Там она соседствует с иконами Введения, Распятия и Тайной Вечери, расположенной над Царскими Вратами.
Наконец, самая маленькая, но емкая иконографическая программа праздничного чина находилась в иконостасе домовой церкви Ахтырской мужской гимназии (1894 г.). Здесь, над тремя вратами, помещены такие иконы: над Царскими -Тайная Вечеря, над которой находится большая икона "Распятие". Над северными вратами - "Крещение Господне", над южными "Омовение Ног". Обе иконы праздников выполняют нравоучительную функцию, т.к. иконостас создавался для храма при учебном заведении. Если икона Крещения символизирует начало христианской жизни, то евангельский сюжет, где Христос омывает ноги ученикам, учит братской любви.
Выводы. Несмотря на оживление научного интереса к церковному искусству Нового Времени, слобожанский иконостас ХІХ - начала ХХ века практически не исследовался.
В середине XIX в. на Слобожанщине снова появляется интерес к высокому иконостасу. За основу была взята схема расположения рядов иконостаса эпохи барокко. Барочная ритмическая структура была заменена на метрическую, с повышенным центральным сегментом. Возвращаются полные праздничные чины. Иногда, подобно ритмическим иконостасам эпохи барокко, икона Тайной Вечери повышена по отношению к остальным иконам праздников.
Во второй половине XIX - нач. XX в. икону Тайной Вечери часто изображали по мотивам фрески Леонардо да Винчи.
Основной особенностью иконографической программы праздничных чинов слобожанских иконостасов является построение праздничного ряда сотериологически. Праздничный ряд здесь решается не как единое целое, а как комплекс нескольких программ, в которых раскрывается экономия Спасения.
Список литературы

  1. Багалей, Д. И. История города Харькова за 250 лет его существования (1655-1905). Ист. Монография. В 2-х т. Т.2 /Д. И. Багалей, Д. П. Миллер. - Репринт. Изд. - Х.: 1993. - 982 с.
  2. Бобрик, М. А. Икона Тайной Вечери над Царскими Вратами: К истории ранних слоев семантики / М. А. Бобрик //Иконостас / Сост. А. Лидов. - М.: Прогресс - Традиция, 2000. - С. 525-553.
  3. Буслаев, Ф. Общие понятия о русской иконописи //Буслаев. Ф. Древнерусская литература и православное искусство/ Ф. Буслаев.- СПб.: Изд. Русского Христианского гуманитарного института - Лига Плюс, 2001. - С 36-187. - (Основы христианского искусства).
  4. Григорий (Круг) инок. Торжество Фаворского Преображения. Мысли о православной иконе / инок Григорий (Круг). - М.: Аксиос, 2002. - 238 с.
  5. Звездина, Ю. Н. Растительный декор поздних русских иконостасов. О западных источниках символики /Ю. Н. Звездина //Иконостас/ Сост. А.Лидов. - М.: Прогресс - Традиция, 2000. - С. 651-663.
  6. Катсон, Н.Л. Симфония священства и царства. Неовизантийская алтарная преграда в духовной культуре Российской империи /Н.Л. Катсон //Иконостас/ Сост. А. Лидов. - М.: Прогресс - Традиция, 2000. - С 689-706.
  7. Колпакова, Г. С. Иконография "Традицио Легис" и апостольский чин в русских иконостасах XVII - XVIII вв. Попытка нового осмысления / Г.С.Колпакова // Русское церковное искусство нового времени. - М.: Индрик, 2004. - С. 29-55.
  8. Летопись села Уланка, Суджанского уезда / Сост. священник П. Чужимов //Прибавление к Курским епархиальным ведомостям. Часть неофициальная. № 29. 17-24 июля 1904. - Курск: Типография П. З. Либермана быв. Бр. Ваниных, 1904. - С. 544-552.
  9. Мартынов, В. Культура, иконосфера, и богослужебное пение Московской Руси /В. Мартынов. - М.: Прогресс - Традиция - Русский путь, 2000. - 244с.
  10. Православные храмы и монастыри Харьковской губернии 1681-1917 / сост. А. Парамонов. - Х.: Харьковский частный музей городской усадьбы, 2007. - 346 с.
  11. Пуцко, В. Г. Иконостас русского сельского храма на рубеже XVIII - XIX вв. // Русское церковное искусство нового времени /В.Г. Пуцко. - М.: Индрик, 2004. - С. 81-95.
  12. Свирина, Н. В. Кафедральный собор Казанской Божией Матери в Оренбурге и храмовое строительство второй половины XIX в. / Н.В.Свирина // Русское церковное искусство нового времени. - М.: Индрик, 2004. - С. 237-243.
  13. Сорокатый, В. М. Праздничный ряд русского иконостаса. Иконографические программы XV-XVI веков / В.М. Сорокатый // Иконостас/ Сост. А. Лидов. - М.: Прогресс - Традиция, 2000. - С. 465-489.
  14. Тарабукин, Н. М. Смысл иконы / Н.М. Тарабукин. - М.: Издательство Православного братства св. Филарета Московского,1999. - 223 с.
  15. Таранушенко, С.А. Український іконостас /С.А.Таранушенко //Таранушенко,С.А. Іконостаси Слобідської України. - Х.: Харківській приватний музей міської садиби, 2011. - С. 6-41.
  16. Филарет (Гумилевский) арх. Историко-статистическое описание Харьковской епархии. В 3-х т. Т. 2 / арх.Филарет (Гумилевский).- Х.: Факт, 2005. - 432 с.
1.Иконостас Знаменского храма в с. Борки Суджанского р. Курской обл. после 1886 г 2.Иконостас храма Трех Святителей в Харькове. 1915 г. 3.Иконостас храма Архистратига Михаила в пгт. Борисовка Белгородской обл. 1911 г. 4.Иконостас домовой церкви св. Николая Ахтырской мужской гимназии. 1894 г.