Владимирская-Чугуевская икона Богородицы в иконописи Слобожанщины второй половины XIX - начала ХХ века

// Матеріально-художня культура: проблеми теорії та практики. Всеукраїнська науково практична конференція
за підсумками роботи у 2010/2011 н.р., м. Харків ХДАДМ 19-20 травня 2011 - Х.: ХДАДМ, 2011. - С. 169-175.

Шулика В. В.


Церковное предание утверждает, что первая икона иконографического типа Елеуса (Умиление) была написана евангелистом Лукой, и эта икона ныне известна как Владимирская икона Пресвятой Богородицы.
Иконографический тип Елеуса получает широкое распространение в Византии с XI в. В XII в., после перенесения чудотворной иконы Богородицы Елеусы из Константинополя в Киев, этот иконографический тип получает распространение и на Руси. Первоначально чудотворная икона была поставлена в Вышгороде под Киевом, где она прославилась многими чудесами. В 1155 г. князь Андрей Боголюбский перенес икону во Владимир. В 1395 г. икону переносят в Москву для спасения города от нашествия Тамерлана. После чудесного спасения города икона становится палладиумом московского княжества и во Владимир возвращена не была. К XVII в. Владимирская икона Богородицы воспринимается как сугубо московская чудотворная икона и хотя предание о пребывании иконы в Вышгороде сохранялось, в Украинской иконописи XVII - XVIII вв. этот образ Богородицы не получает широкого распространения.
На Слобожанщине в XVIII в. Владимирская икона Пресвятой Богородицы приобрела исключительное почитание. В конце XVII в. в нескольких километрах от г. Чугуева был обретен чудотворный Владимирский образ монахом Чугуевского Всехсвятского монастыря. Согласно преданию, обходя окрестности, монах увидел пень, возле которого струился источник. На пне стоял образ Богородицы. Монахи Всесвятского монастыря три раза приносили икону в монастырь, и три раза икона возвращалась на место своего явления, пока не было дано обещание в память об обретении образа устраивать ежегодно два крестных хода к месту явления [1, 2].
В 1700 г. была основана Владимирская пустынь, возле которой образовалось монастырское село Кочеток [8, С. 64-65]. В 1787 г. Владимирская пустынь была упразднена [8, С. 140], и икона оставалась в деревянной монастырской церкви, которая была превращена в приходскую. В 1824 г. (согласно К. Щелкову - в 1825 г. [8]) чудотворный образ был перенесен в специально для него построенный храм в с. Кочеток. В 1859 г. [8, С. 236] икона была перенесена в каменный храм. Чудотворный Владимирский-Чугуевский образ, о крестных ходах с которым вспоминает в своих воспоминаниях И. Е. Репин, был утрачен во время Второй Мировой войны.
Владимирская-Чугуевская икона заняла видное место в круге иконных изображений иконописцев Чугуева, и стала изображаться в семейных иконах. В фондах Художественно-мемориального музея И. Репина в Чугуеве находится несколько Владимирских икон Богородицы, а также семейная икона, где, над изображением избранных святых, помещен образ Богородицы Владимирский. Среди выявленных в процессе исследования икон, в первую очередь, следует упомянуть подписную икону Чугуевского иконописца И. Нечитайлова (ил. 1), о котором упоминает И. Е. Репин в своих воспоминаниях [3]. Судя по авторской надписи на оборотной стороне, икона была написана в 1874 г. для домашней молельни самого И. Нечитайлова. Эта икона подокладная, заключена в позолоченный алебастровый оклад на деревянной основе. Оклад покрыт высоким рельефом с декоративными элементами, выполненными в "крестьянском стиле" в виде плетения, которое образовывает кресты. В верхних углах иконы в круглых медальонах изображены рельефные равносторонние кресты с расширяющимися концами. Плетенка крестьянского стиля была характерной для иконописи 60-х -70 гг. XIX в. Поскольку икона подокладная, изображение не дает представления о цвете одежд, которые в слобожанской традиции имеют специфические отличия от протографа.
Кроме иконы И. Нечитайлова, в собрании музея находится еще несколько Владимирских икон. Среди них Владимирская икона (Ж-206) (ил. 2), написанная на темном коричнево-оливковом фоне и икона, авторство которой приписывается молодому И.Е. Репину (1863 г.?) (Ж-2) (ил. 3). Последняя икона написана на темно-зеленом глауконитовом фоне. Основным отличием от протографа в обеих чугуевских иконах, кроме трактовки складок, является изображение Младенца. Здесь Младенец изображен в белом гиматии и охристом хитоне, с клавом такого же цвета. Если на протографе Богородица изображена темным силуэтом на светлом (золотом) фоне, то на чугуевских иконах наоборот, светлым силуэтом на темном зеленоватом фоне.
В фондах ХММ И. Репина сохранилась уникальная икона, на которой изображен момент обретения Чугуевского образа (ил.4). Икона интересна своей повествовательностью. Кроме того, что обретенный образ здесь выписан с достаточной скрупулезностью, в композицию включены изображения купола и шатровой колокольни кочетковской церкви, которая на момент обретения образа еще не существовала, но была построена во время написания иконы чугуевским мастером. Иконографические особенности иконы, изображенной в сцене явления, идентичны иконам из фондов ЧХММ (ил. 2, 3). Здесь сохраняется принцип силуэтности: светлый силуэт фигур на темном фоне, аналогично изображены облачения Богородицы и Младенца.
В XIV ст. в странах Византийского мира появляется традиция сопоставлять разномасштабные формы в пределах единой изобразительной плоскости, сочетать изображения, принадлежащие различным смысловым и пространственным сферам [4, С. 193-104]. Иллюстрацией этому могут служить семейные иконы, где над патрональными изображениями помещены местночтимые чудотворные образы. В.Н.Лазарев, а вслед за ним и Э.С.Смирнова выявили целую группу новгородских патрональных икон, в верхней части которых помещен почитаемый в Новгороде образ Богоматери "Знамение" [4]. Эта традиция продолжала существовать в XIX в. и на Слободской Украине. В фондах ХММ И. Репина находится патрональная икона такого типа, выявленная сотрудниками музея в с. Каменная Яруга Чугуевского района (ил. 5). На иконе изображены ростовые образы св. муч. Агафьи и св. муч. Никиты, над которыми на облаках изображена Владимирская икона Богородицы. Святые изображены стоящими на плато, с обрывом на заднем плане. Изображенный на иконе пейзаж характерен для г. Чугуева и его окрестностей. Судя по характерному, мягкому, золотистому пейзажному фону данная икона была написана в 1880-е гг. Образ Богородицы с Младенцем написан темным силуэтом. Младенец изображен в зеленом гиматии (икона реставрирована на каф. РСМЖ ХГАДИ под руководством Шулики В. В. в 2008 г.).
Владимирская-Чугуевская икона во второй половине XIX в. получает распространение и в круге сюжетов борисовских иконописцев. Здесь сохраняется характерный принцип силуэтности.
Чугуевская-Владимирская икона дала начало ранее нераспространенной в иконописи Слобожанщины традиции изображения чудотворных икон в иконах [7]. Причем такое явление обнаружено как в небольших молельных образах, так и в монументальных росписях.
Вскоре после постройки храм, в с. Кочеток был расписан [6]. Из настенных росписей храма до нашего времени сохранились шесть композиций наоса: "Христос на Голгофе" (копия с картины К. Штейбена), "Благословение детей", "Крестный ход с чудотворной Владимирской иконой" (ил. 6), "Буря на Геннисаретском озере", "Чудесное насыщение народа", "Воскресение Лазаря". Сохранившиеся композиции не дают полного представления об иконографической программе росписей всего храма, однако, основную мысль, заложенную авторами стенописи можно проследить.
Оригинальная архитектурная форма интерьера обусловила необычное расположение главной храмовой росписи. Согласно правилам, главная храмовая роспись, посвященная святому или празднику, в память о котором освящен храм, размещается справа от входа. При таком расположении в храме с. Кочеток роспись оказалась бы практически за спинами прихожан (юго-западная ст.). Чтобы этого избежать, иконописец поместил роспись на стену справа от иконостаса (юго-восточная ст.). На росписи изображен крестный ход с Владимирской-Чугуевской иконой. Напротив "крестного хода", символизирующего почитание прославленной святыни, на северо-западной стене изображена "Буря на Гениисаретском озере", чудо, когда Христос своим повелением усмирил стихию. Две эти росписи связаны между собой, т.к. первая наглядно демонстрирует символ чуда - икону, а другая показывает наглядное Божественное действо. В этом сюжете осуждается безверие, когда апостолы и народ испугались бури, не надеясь на Божественное заступничество.
Вторая пара росписей - "Чудесное насыщение народа" и "Благословение детей". Роспись "Благословение детей" заставляет вспомнить о необходимости принятия Царствия Божия "как дитя", т.е. без сомнения, с чистой верой. Чистая, несомнительная вера становится и единственной возможностью получить исцеление через икону. Роспись "Чудесное насыщение народа" показывает чудо дарования народу необходимых благ, а так же веру в Божественное могущество.
Третья пара росписей - "Воскресение Лазаря" и "Христос на Голгофе". Сюжет "Воскресения Лазаря" трактуется как прообраз всеобщего воскресения, а образ Христа на Голгофе как победа над смертью. Образ Христа на Голгофе написан с популярной в середине 19 в. картины К. Штейбена. И.Е. Репин в своих воспоминаниях упоминает это произведение, как один из распространенных образцов для копирования у иконописцев г. Чугуева [3].
Росписи изобилуют интересными деталями. Так монахи, в композиции "Крестный ход", показаны в характерных для 18 ст. клобуках. Этим подчеркнуто, что чудотворная икона в 18 в. являлась, в первую очередь, монастырской святыней. В той же росписи чудотворный Владимирский образ держит мужчина, одетый в атрибуты венценосной особы. Исторических данных, что кто-либо из венценосных особ участвовал в крестных ходах с Чугуевским образом, нет. Поэтому автором статьи был сделан ряд предположений:

  1. данная роспись является аллегорией. Здесь происходит мистическая передача монашествующим чудотворной Владимирской иконы св. князем Владимиром - крестителем Руси. Идея мистической передачи подчеркивается жестом епископа, возглавляющего процессию монахов и мирян. Архиерей протягивает руки к чудотворному образу. То, что мужчина с атрибутами власти не современник изображенных событий говорит его одежда: препоясанная туника, сапоги, горностаевая мантия.
  2. Роспись показывает исторический эпизод - перенесение иконы из Вышгорода либо во Владимир князем Андреем Боголюбским.
  3. Роспись является аллегорией. Князь Андрей Боголюбский переносит икону в Кочетовский монастырь. То, что князь с иконой, возможно, изображен на месте явления Чугуевской иконы говорит гора на заднем плане, у подножия которой, на пне была обретена икона (автор статьи лично осматривал место явления иконы). Шатер, изображенный за фигурой князя, говорит о том, что князь с иконой путешествует. Такое аллегорическое решение является большой редкостью для иконографии Слобожанских стенописей XIX в.
Владимирский-Чугуевский образ был не единственный, который почитался на Слобожанщине. В XVIII в. почитание приобрела Владимирская икона из Аркадиевского монастыря [5. С. 274]. После упразднения монастыря, вследствие Екатерининских реформ, икона была перенесена в с. Мартовая. Чтимые списки Владимирской иконы почитались так же в г. Валуйки (ныне Белгородская обл., согласно преданию икона была подарена Петром І) [2, С. 543]; в с. Андреевка (бывший изюмский уезд) [2, С. 545]; в Хорошевском женском монастыре [2, С. 545] под Харьковом.
Выводы. Традиция почитания Владимирской иконы Богородицы выделяет Слобожанщину среди других регионов Украины. Несмотря на то, что в Харьковской губернии находилось несколько почитаемых Владимирских икон, именно чугуевский образ, благодаря развитию в XIX в. иконописания в Чугуеве, получил распространение в списках. Владимирский чудотворный образ становится одним из главных сюжетов чугуевских иконописцев. Встречаются как списки чудотворного оригинала, так и патрональные иконы с изображением местного чудотворного образа. Кроме того, Владимирскую-Чугуевскую икону помещали в сюжетные композиции, изображающие как явление чудотворной иконы, так и крестный ход с ней.
Сохраняя общую композицию протографа, Владимирская-Чугуевская икона имеет специфические отличия. Богородица с Младенцем изображаются светлым силуэтом на темно-оливковом фоне. Младенец облачен в бело-охристые (иногда в бело-зеленые) одежды.
Список использованных источников
  1. Зверинский, В.В. Материал для историко-топографического исследования о православных монастырях в Российской империи.-- II. Монастыри по штатам 1764, 1786 и 1795 г./ В.В. Зверинский.-- СПб.: Тип. Безобразова, 1892.-- 462 с.
  2. Поселянин, Е. Богоматерь: Описание Ее земной жизни и чудотворных икон. Книга 1 / Е. Поселянин. - Краматорск: Тираж-51, Спасо-Преображенский Мгарский монастырь, 2006. - 667 с.
  3. Репин, И. Е. Далекое близкое / И.Е. Репин. - М.: Искусство, 1964. - 512 с.
  4. Смирнова Э. С. О местной традиции Новгородской живописи XV в. Иконы с избранными святыми и Богоматерью "Знамение" / Э.С. Смирнова // Средневековое искусство: Русь. Грузия. - М.: Наука, 1978. - С. 193-211.
  5. Филарет (Гумилевский), арх. Историко-статистическое описание Харьковской епархии / архиепископ Филарет (Гумилевский).-В 3-х т.-Х.: Факт, 2005. - Т.2.-432 с.
  6. Шулика, В. В. Росписи храма в с. Кочеток и Владимирская икона Пресвятой Богородицы / В.В. Шулика // Матеріали V Міжнародної науково-практичної конференції "Наука і соціальні проблеми суспільства: освіта, культура, духовність", 20-21 травня 2008 р. ХНПУ ім. Г. С. Сковороди. - Х.: ХНПУ ім. Сковороди, 2008. - С. 344-347.
  7. Шулика, В. В. Феномен "икона в иконе" в иконописи Слобожанщины второй половины XIX - нач. ХХ в. / В.В. Шулика // Вісник Харківської державної академії дизайну і мистецтв: зб. наук. праць / за ред. В. Я. Даниленка. - Х.: ХДАДМ, 2007. -- № 5. - С. 173-184.
  8. Щелков, К.П. Историческая хронология Харьковской губернии / К.П. Щелков. - Х.: Университетская типография, 1882. - 365 с.
1.И. Нечитайлов. Владимирская икона Богородицы. Дерево, масло. Чугуевская школа. 1874. Чугуев, ЧХММ (Ж 47). Фото Шулики В.В. 2.Владимирская икона Пресвятой Богородицы. Дерево, масло. Чугуевская школа. Втор. пол. XIX в. Чугуев, ЧХММ (Ж 206). Фото Шулики В.В. 3.И. Е. Репин. Владимирская икона Пресвятой Богородицы. Дерево, масло. Чугуевская школа. Втор. пол. XIX в. Чугуев, ЧХММ (Ж 2). Фото Шулики В.В. 4.Явление Владимирской иконы Пресвятой Богородицы в с. Кочеток. Дерево, масло. Чугуевская школа. Втор. пол. XIX в. Чугуев, ЧХММ (ЖВ 53). Фото Шулики В.В. 5.Владимирская-Чугуевская икона Пресвятой Богородицы с предстоящими свв. муч. Агафьей и Никитой. Дерево, масло. Чугуевская школа. Втор. пол. XIX в. Чугуев, ЧХММ (Ж 307). Поступила из с. Каменная Яруга, Чугуевского района. Фото Шулики В.В. 6.Сретение Владимирской иконы. Роспись наоса. Сер. XIX в. Кочеток, Чугуевский район, храм Владимирской иконы Богородицы. Фото Шулики В.В.