Чугуевская икона: история и технико-технологические особенности

// Дослідження, реставрація, та превентивна консервація музейних пам'яток. Сучасний стан, перспективи розвитку.
Доповіді VIII Міжнародної науково-практичної конференції 23-27 травня 2011 р. м. Київ. - К.: ННДРЦУ, 2011 - С. 426-433.

Шулика В.В.


Исследование иконописного наследия Чугуева необычайно важно для построения целостной картины развития украинской иконы в XIX - нач. ХХ в. Иконописцы Чугуева в XIX в. во многом задавали тон в иконописи Восточной Украины, приглашались для работ в соседние губернии. На протяжении последних лет автором статьи было проведено исследование и реставрация ряда чугуевских икон из Художественно-мемориального музея И.Е. Репина города Чугуева (далее ЧМР), частных собраний Харькова и Чугуева, храмов Слобожанщины. Кроме того, исследование чугуевской иконописи проходило в фондах Пархомовского историко-художественного музея и Лебединского городского художественного музея.
На данный момент исследование чугуевской иконы находится на той стадии, когда выявлен ряд эталонных подписных образцов сер. XIX - нач. ХХ в., обнаружен ряд аналогов близких к эталонным образцам, проделаны приборные и микрохимические исследования ряда икон.
Приборные и микрохимические исследования дополняют литературные источники. О методах работы иконописцев Чугуева писал И.Е. Репин [7], выходец из чугуевских иконописцев. В специальной научной литературе о работе Чугуевских мастеров упоминала А.Н. Лужецкая [4] в связи с технико-технологическими исследованиями произведений И.Е. Репина.
Иконное дело в Чугуеве принято рассматривать в связи с организацией школы Военных топографов, в первой четверти XIX в., где преподавалось рисование. Действительно, получив начальное художественное образование, многие чугуевцы пробовали себя на поприще иконописцев. Однако до сих пор малоисследован другой источник возникновения иконописания в Чугуеве - старообрядничество [3]. Преосвященный Филарет (Гумилевский) упоминает, что знаменитые чугуевские иконописцы Бунаковы были выходцами из среды старообрядцев. Иконописец Михаил Бунаков был обращен в православие в 1834 г. [8, С.107]. Причем преосвященный Филарет делает акцент на важности для Православия этого события. Многонациональный состав населения города и связи чугуевских старообрядцев с Веткой [8, С.104] способствовали миграции старообрядческих икон на Слобожанщину. Свидетельством влияния старообрядческой иконописи является икона чугуевского мастера "Воскресение-Сошествие во ад" (ил. 1), где сохраняется иконографическая схема XVII в., используемая в XIX в. в основном старообрядцами. Кроме того, в фондах ЧМР были выявлены ветковские иконы, заключенные в чугуевский резной киот (ил. 2) и иконы-ставротеки, вмещающие в себя литые старообрядческие кресты (ил. 3).
Некоторые аспекты деятельности чугуевских иконописцев требуют дальнейшего исследования. Следует отметить, что не до конца исследована типология чугуевской иконописи не только по времени создания, но и по мастерским, т.к. Чугуевская школа разделялась на ряд мастерских, в которых доминировали принципы работы основателей. Наиболее умелые иконописцы Чугуева имели учеников, передавая опыт и сохраняя традицию местной иконописи.
В ХІХ в. на Слобожанщине действовало два крупных иконописных центра. Это сл. Борисовка Курской губернии (ныне Белгородская обл. РФ.) [5, 6, 11] и г. Чугуев Харьковской губернии. Борисовка в ХІХ в. прославилась, в первую очередь массовым производством своих знаменитых подфалежных расхожих икон. Чугуевские мастера не занимались массовым иконным производством. Несмотря на то, что чугуевская икона все же носила черты узнаваемого ремесленного традиционализма, была, как правило, утонченна и аристократична. И.Е. Репин, выходец из среды чугуевских иконописцев, писал, что г. Чугуев славился своими мастерами, выучениками "Делового двора" [7, С. 82].
Чугуевский иконописный центр имел свой сюжетный круг. Кроме обязательных для всеобщего употребления икон Христа Пантократора и патрональных изображений святых, наибольшего распространения получили иконы Христа "Благословение хлеба и вина", иконы Богородицы Владимирская-Чугуевская [12], Ахтырская, Почаевская, Неопалимая Купина, Смоленская, Казанская, иконы св. Николая и св. Параскевы. В качестве образцов для иконы часто использовались гравюры с картин П. Батонни, К. Брюллова, К. Штейбена, ксилографии Ю. Шнорра фон Карольсфельда [2].
Результаты технико-технологического исследования икон позволяют сделать ряд выводов относительно методов работы чугуевских иконописцев. Большое внимание чугуевские иконописцы уделяли основам. В качестве основы для икон применялось дерево, холст и металл.
Особое распространение получала деревянная основа с одной (ил. 4) или двумя (ил. 5) врезными шпонками. Встречаются крупноформатные иконы с тремя шпонками, где центральная шпонка выровнена в один уровень по отношению к основе. Шпонки не широкие, достаточно высоко поднимающиеся над поверхностью доски. Зафиксировано применение трех пород древесины: липа, сосна и очень редко осина. Возможно, ограниченное применение осины было связано с народными поверьями про дерево Иуды, по крайней мере, именно этот аргумент был актуален для иконописцев Борисовки [6]. Тыльные стороны досок покрывались защитным покрытием в виде масляной краски (глауконит, коричневая охра) и, значительно реже, в виде раствора воска. Толщина досок колебалась от 2 до 2,8 см. Дефекты деревянной основы восполнялись смесью свинцовых белил с животным клеем. Часто доски использовались вторично.
Изредка мастера Чугуева обращались к холстяной основе. Было выявлено применение среднезернистых, полотняного плетения льняных холстов.
Третий вид основы, которая была распространена у иконописцев Чугуева - основы из металла. В процессе исследования выявлены в основном малоформатные иконы, написанные на медных досках (ил. 6) и оцинкованном железе (ил. 7).
Чугуевские мастера практически не изготовляли подокладных икон, а если таковые и писались, то украшались резным позолоченным окладом (как, например, "Владимирская икона Пресвятой Богородицы" Т. Нечитайлова (ил. 8).
В первой половине ХІХ в. получили распространение цветные (красные) грунты (как на иконе св. Саватий и Зосима (ил. 9). Во второй половине ХІХ в. иконы писали на меловых белых грунтах. Иногда применялся двухслойный грунт, где первый слой имел в качестве наполнителя мел, а второй гипс (икона св. муч. Агафья и Никита, ил. 10). Грунт делался тонкий, средняя толщина колебалась от 0,4 - до 0,8 мм.
Исходя из мемуаров И. Е. Репина можно заключить, что чугуевские иконописцы не применяли перенос рисунка методом припороха, приезжие же мастера применяли заранее заготовленные "припорохи" [7, С. 109-110]. Для нанесения рисунка активно использовался графитный карандаш, который иногда отчетливо просматривается в чугуевских иконах и даже монументальных росписях.
Красочный слой строился по серому подмалевку ("раскладка серым тоном") [7, С. 81]. Такие серые подмалевки фона и личного письма выявлены автором исследования в большинстве икон чугуевских мастеров второй половины XIX в. В цветовой гамме икон мастеров Чугуева преобладали мягкие золотистые, малиновые и голубые оттенки. Яркие цвета мягко "вплавлялись" в подмалевок сложного цвета, гармонично вписываясь в общий колорит.
В середине ХІХ в. получили распространение темные коричневые и оливковые фоны икон. В 60-70 гг. оливковые, бирюзовые, голубые (иногда облачные) фона (ил. 11). В конце XIX - начале ХХ в. появляются иконы, написанные на золотых фонах с черной опушью (ил. 3). Традиционны для чугуевской иконы желтые, охристые, золотые опуши.
В середине-второй половине ХІХ в. личное присьмо выполнялось по серо-оливковому санкирю. На рубеже ХІХ-ХХ столетий карнация наносилась по охристому, теплому санкирю. В процессе исследования выявлены произведения, где в одной иконе лики святых написаны и по оливковому санкирю, характерному для второй половины ХІХ в., и по охристому (икона "Воскресший Христос перед апостолами (Лк 24:36)" (ил. 12). Для икон середины-второй половины ХІХ в. характерно методичное послойное письмо, тонирующие и моделирующие лессировки. Живопись ведется от темного к светлому, от серого сложного цвета к яркому. Серая подкладка визуально просматривается в тенях и полутонах. Кроме того, в иконах середины ХІХ в. наблюдается увлечение декорированием полей. В иконах рубежа ХІХ-ХХ столетий намечается отход от многослойной манеры и увлечение техникой алла-прима.
И.Е. Репин упоминает, что мастера пользовались красками собственного приготовления. Это подтверждают и приборные исследования, выявившие крупную фракцию пигмента икон. Пигментный состав красочного слоя в основном следующий: свинцовые белила, охра желтая, красная земля, марганцевая коричневая, охра жженная, вивианит (железные синие), глауконит, хромовая зелень, угольная черная. Хочется отметить глауконит, который у чугуевских иконописцев имел глубокий зелено-бирюзовый цвет.
В качестве защитного покрытия использовался скипидарный лак, часто на основе канифоли.
Кроме того, в Чугуеве был развит киотный промысел. Мастерами изготавливались массивные киоты, внутренняя рама которых украшалась ажурной накладной резьбой, покрытой левкасом и золочением. В резьбе преобладали мотивы аканта, пальметты, вазона, из которого произрастает стебель, крестообразного соцветия. Резчики, используя достаточно узкий арсенал элементов резьбы, мастерски их комбинировали, создавая роскошное оформление творениям мастеров чугуевской иконы (ил. 2, 6). Золочение киотов выполнялось на красно-коричневый полимент.
Список литературы

  1. Берлин, В. В поисках чугуевского художественного наследия / В.В. Берлин. - Х.: Тарбут Лаам, 2007. - 58 с.
  2. Библия в иллюстрациях Юлиуса Шнорр фон Карольсфельда. - [Б. М.]: Свет на Востоке, 1993. - 255 с.
  3. Бучастая, С. И. История старообрядчества в Чугуеве / С.И.Бучастая, О.А.Шевченко // Культурна спадщина Слобожанщини. Історія та краєзнавство: Зб. наук. статей за матеріалами міжнар. наук. конференції "П'яті Слобожанськи читання". - Х.: Курсор, 2005. - 136-141.
  4. Лужецкая, А. Н. Техника масляной живописи русских мастеров с XVIII по начало ХХ века / А.Н. Лужецкая. - М.: Искусство, 1965. - С. 206-226.
  5. Охрименко, И. Г. Очерки истории Борисовского района / И.Г Охрименко. -- Т 3. - [Борисовка]: Очерки истории Борисовского района: [машинописная копия рукописи] // Личный архив И.Г Охрименко.
  6. Припачкин, И.А. Иконописание слободы Борисовки / И.А. Припачкин. - Курск: Полстар, 2009. - 323 с.
  7. Репин, И. Е. Далекое близкое / И.Е. Репин. - М.: Искусство, 1964. - 512 с.
  8. Филарет (Гумилевский), арх. Историко-статистическое описание Харьковской епархии / архиепископ Филарет (Гумилевский).-В 3-х т.-Х.: ХЧМГУ, САГА, 2006. - Т.3.-- 364 с.
  9. Шило, А. В. Загадки Репина / А.В. Шило. - Х.: Новое слово, 2004. - 277 с.
  10. Шило, А. В. Икона и портрет в раннем творчестве И. Е. Репина / В.В. Шило //Вісник ХДАДМ: Мистецтвознавство, Архітектура: зб. наук. пр. / ред. В. Я. Даниленка. - Х.: ХДАДМ, 2004. -- № 2. - С. 141-150.
  11. Шулика, В. В. Иконописные центры Слободской Украины середины XIX нач. ХХ в. / В.В. Шулика // Теорія і практика матеріально-художньої культури: IX електронна наукова конференція. Харків, ХДАДМ 20 грудня 2007 р.: зб. матеріалів. - Х.: ХДАДМ, 2007. - С. 119-126.
  12. Шулика, В. В. Росписи храма в с. Кочеток и Владимирская икона Пресвятой Богородицы / В.В. Шулика // Матеріали V Міжнародної науково-практичної конференції "Наука і соціальні проблеми суспільства: освіта, культура, духовність", 20-21 травня 2008 р. ХНПУ ім. Г. С. Сковороди. - Х.: ХНПУ ім. Сковороди, 2008. - С. 344-347.
1.Воскресение Христово. Чугуевский мастер. Дерево, масло. Первая половина XIХ в. ХММ И.Репина г. Чугуев. Фото Шулики В.В. 2.Купина Неопалимая. Ветковская икона в киоте Чугуевской работы. Дерево, темпера, золочение. Втор. пол. XIХ в. ХММ И.Репина г. Чугуев. Фото Шулики В.В. 3.Ставротека. Чугуевский мастер. Дерево, масло, золочение. 1902 г. Частное собрание г. Харьков. 4.Тыльная сторона основы чугуевской иконы. Фото Шулики В.В. 5.Тыльная сторона основы чугуевской иконы. Фото Шулики В.В. 6.Икона Пресвятой Богородицы. Чугуевский мастер. Медь, масло. Икона в киоте Чугуевской работы. Втор. пол. XIХ в. ХММ И.Репина г. Чугуев Фото Шулики В.В. 7.Чугуевский мастер П.П.С. Непорочное зачатие. Оцинкованное железо, масло, золочение. 1889 г. ХММ И.Репина г. Чугуев. Фото Шулики В.В. 8.Чугуевский мастер И. Нечитайлов. Владимирская-Чугуевская икона Богородицы. Дерево, масло, оклад. 1874 г. ХММ И.Репина г. Чугуев. Фото Шулики В.В. 9.Зосима и Саватий Соловецкие. Чугуевский мастер. Дерево, масло. Середина XIХ в. ХММ И.Репина г. Чугуев. Фото Шулики В.В. 10.Владимирская-Чугуевская икона Пресвятой Богородицы с предстоящими св. мучениками Агафьей и Никитой. Чугуевский мастер. Дерево, масло. Вторая пол. XIХ в. ХММ И.Репина г. Чугуев. Фото Шулики В.В. 11.Св. Николай Чудотворец. Чугуевский мастер. Дерево, масло. Вторая пол. XIХ в. ХММ И.Репина г. Чугуев. Фото Шулики В.В. 12.Воскресший Христос перед апостолами. Чугуевский мастер. Дерево, масло. Рубеж XIХ - ХХ вв. Частное собрание, г. Харьков.