Основы Слобожанских икон середины XIX - начала ХХ века

// Традиції та новації у вищій архітектурно-художній освіті №2 2010. - Х.:ХДАДМ, 2010. - С. 75-78.

Шулика В. В.


Аннотация: статья посвящена технологическому аспекту Слобожанской иконы - материалу, типологии и конструкциям основы.
Ключевые слова: техника иконописи, икона, Слобожанщина.
Анотація: Шуліка В.В. Основи Слобожанських ікон середини XIX - початку ХХ століття.
Стаття присвячена технологічному аспекту Слобожанської ікони - матеріалу, типології та конструкціям основи.
Ключові слова: техніка іконопису, ікона, Слобожанщіна.
Annotation. Shulika V.V. Fundamentals Slobozhanskiy icons middle of XIX - beginning of XX century The article focuses on the technological aspect Slobozhanska icons - the material, typology and construction basics.
Key Words: technique of iconography, icon, Slobozhanschina.
Постановка проблемы. Правильный выбор основы под живопись является залогом сохранности произведения. Часто, руководствуясь информацией, полученной при осмотре основы, можно сделать вывод о времени создания произведения, истории его бытования, школе. Основа может рассказать о произведении искусства иногда больше, чем красочный слой. Проводя комплексные исследования сакральной живописи Слободской Украины, были сделаны исследования материальной структуры произведений слобожанской иконописи. Основа, как фундамент всего произведения, и стала темой настоящей статьи.
Анализ публикаций. Специальных исследований, посвященных технике и технологии иконописи Слобожанщины, до настоящего времени проделано не было. В последние годы в Украине исследованиями в данной области занимается автор данной публикации [8,9]. В Российской Федерации из слобожанской иконописной традиции исследовалась иконопись сл. Борисовка (ныне Белгородская обл.). Впервые информация об основах Борисовских икон была собрана заслуженным деятелем культуры РФ, жителем пгт. Борисовка И.Г. Охрименко [5]. Кроме того, в 2009 г. была опубликована монография Курского исследователя И.А. Припачкина, посвященная иконописи сл. Борисовки [6], где описаны и основы для икон.
Результаты работы. Как это не парадоксально звучит, но в середине XIX - начала ХХ века Слобожанщина являлась одним из наиболее развитых иконописных регионов империи. По количеству написанных икон, Слобожанщина уступала, вероятно, только суздальским селам. К сожалению, недостаточная изученность вопроса не позволяет однозначно позиционировать вышеизложенное положение дел, но количество и многоликость слобожанской иконы поневоле требует более чем серьезного к себе отношения. Крупные иконописные центры Слобожанщины, такие как Борисовка и Чугуев, достаточно известны, но кроме "брендовых" иконописных центров иконы писали в Харькове [1,7], Судже [6], Глинской Пустыне [3] и, вероятно, еще в ряде крупных и мелких слобод и городов. В зависимости от местоположения иконописных мастерских и от назначения икон диктовался выбор основы.
Следует заметить, что во второй половине XIX в. иконописью занимаются преимущественно светские мастера, а монастырская иконописная традиция отходит на второй план. Только в конце XIX в. при игумене Исаии (Гомолко) (управлял монастырем 1888-1912) появляется достаточно крупная иконописная школа в Рождества Богородицы Глинской пустыни (ныне Сумская обл.), но и этим центром руководит светский художник-реставратор Д.М. Струков [3, С. 341].
Иконописный промысел требовал развития сопутствующих промыслов, таких как дощечный, киотный, позолотный, не говоря уже об импортировании и изготовлении красок, масла, лаков, кистей и пр. Причем в различных иконописных центрах и мастерских предпочитались различные, часто совершенно непохожие друг на друга приемы и материалы.
Наиболее массовым по писанию икон на Слобожанщине была сл. Борисовка (ныне Белгородская обл. РФ). В литературе приводятся "угрожающие" цифры - 307000 [5,6] и даже 500000 [6] икон в год. Такая массовость иконописания требовала и необходимого количества материалов.
И. Г. Охрименко сообщает, что Борисовские иконы конца XIX - начала ХХ ст. разделялись на 6 видов (по размеру киота): 7-ми (31,1 см.), 8-ми (35,56 см.), 10-ти (44,45 см.), 12-ти (53, 34 см.), 14-ти (62,73 см.), 16-ти (71,12 см.) вершковые. Производство киотов лежало на мастеровых столярах, которые сами покупали материалы и самостоятельно реализовывали продукцию. В среднем каждый рабочий производил в год около 1800 киотов разного качества [5]. Основными материалами для изготовления досок и киотов были липа, ясень, дуб (дуб, вероятно, использовался только для производства киотов) [5, С. 142].
Как основной материал для иконных досок Борисовки И.А. Припачкин называет липу. Кроме того, для дорогих заказов изредка использовался кипарис (очень дорогой импортный материал). Для личковых подокладниц могла использоваться ольха (малопригодная древесина для живописи). И.А. Припачкин, цитирует источник 1885 г. где говорится, что иконописцы избегали употребления осины, т.к. это дерево по народным приметам считалось нечистое, так как именно на нем повесился Иуда, кроме того осина сильно деформировалась во время сушки [6, С. 107].
Автором данной публикации выявлено, что подавляюще большинство Борисовских икона написано на липовых и сосновых досках, хотя Российские исследователи сосну не упоминают.
Массовость не всегда предполагала качество. Это касалось и живописи и обработки основы. В борисовской традиции встречаются как хорошо обработанные рубанком доски с врезанными с тыльной стороны шпонками, так и основы, сделанные из обрезков досок, неправильной формы, грубо обработанные и без шпонок. Недостатки обработки скрывались фолежной мишурой. Причем такие грубо обработанные доски использовались и для портретной живописи. Так, в Борисовском историко-краеведческом музее был выявлен портрет иконописца А.И. Игнатьева, написанный его отцом И.В. Игнатьевым на 7-ми вершковой иконной доске без шпонок (ил. 1).
Использование холстов в качестве основы для борисовской иконы - вопрос открытый, хотя борисовские мастера с холстом как с основой знакомы были. Об этом говорят работы борисовского иконописца и выпускника Академии Художеств П.И. Игнатьева, хранящиеся в Борисовском музее, написанные на холстах. Это икона-картина "Святое семейство" (?), где св. Иосиф изображен как мужчина сер. XIX в., подстриженный, гладко выбритый, в соответствующих одеждах (ил. 2). Кроме того, в том же музее хранятся парные семейные портреты жителей слободы, написанные этим же мастером. Все работы выполнены на среднезернистых, полотняного плетения льняных холстах.
В начале ХХ в., возможно благодаря деятельности (с 1902 г.) учебно-иконописной мастерской, встречаются иконы на меди и железе. Такие иконы находятся в Архангельском храме Борисовки, а так же выявлены в частном собрании в Харькове (фрагмент хоругви).
Для эскизных работ в конце XIX в. использовался тряпичный картон и мелкозернистый холст. Такие эскизы были обнаружены в фондах Борисовского музея, принадлежащие кисти В. Хвостенко (1886) и М.И. Хвостенко. В начале ХХ в. стала использоваться фанера (М.И. Хвостенко).
Чугуевская икона в количественном отношении безусловно уступала Борисовской, однако, и требование к качеству икон у чугуевцев было значительно выше. Как и в Борисовке, спрос на иконы породил в Чугуеве киотный и дощечный промысел. Чугуевский киот прославился не только качественной столярной обработкой, но и тонкой прорезной, золоченой резьбой. В Чугуеве особое распространение получала деревянная основа с одной или двумя врезными шпонками. Встречаются крупноформатные иконы с тремя шпонками, где центральная шпонка выровнена в один уровень по отношению к основе. Шпонки не широкие, достаточно высоко поднимающиеся над поверхностью доски. По своей конструкции Чугуевские доски восходят к XIV-XV вв., когда пазы для шпонок прорезали от одного края иконы до другого, делали в сечении не прямыми, а клиновидно срезанными, что удерживало шпонку при усыхании [2]. Тыльные стороны досок всегда гладко оструганы (ил. 3).
Зафиксировано применение трех пород древесины: липа, сосна и очень редко осина. Возможно, ограниченное применение осины было связано с теми же причинами, что и у иконописцев Борисовки.
Тыльные стороны досок покрывались защитным покрытием в виде масляной краски (глауконит, коричневая охра) и, значительно реже, в виде раствора воска. Толщина досок колебалась от 2 до 2,8 см. Дефекты деревянной основы восполнялись смесью свинцовых белил с животным клеем. Часто доски использовались вторично.
Изредка мастера Чугуева обращались к холстяной основе. В Чугуевском музее И. Репина были выявлены иконы, написанные на среднезернистых, полотняного плетения льняных холстах. Эти иконы датируются серединой XIX в.
Третий вид основы, которая была распространена у иконописцев Чугуева - основы из металла. В процессе исследования выявлены в основном малоформатные иконы, написанные на медных досках и оцинкованном железе (мастер П.П.С. 1889).
О досках Харьковских икон однозначно говорить трудно, т.к. до сих пор выявлено ничтожно малое количество доподлинно харьковских икон. Автором исследования в Свято-Усекновенском храме г. Харькова была выявлена икона Богородицы "Козельщанская" Московско-Харьковской мануфактуры И.Щеклеева второй пол. XIX в. Тыльная сторона иконы была покрыта бархатной сорочкой. Основа иконы - липовая доска с торцевыми шпонками. Такие доски не были выявлены ни в Борисовской ни в Чугуевской традициях.
Суджанская икона, на данный момент, практически не исследована, но некоторые иконы, выявленные на территории Суджи и Суджанского района позволяют обнаружить типологическую близость. Это иконы из иконостаса в с. Уланок и икона свв. Кирилл и Мефодий в фондах Суджанского краеведческого музея. Все иконы датируются началом ХХ в. и написаны на довольно толстых липовых досках с высоко выступающими врезными, сквозными шпонками. Доски не имеют ярко выраженного защитного покрытия.
Кроме того, в процессе исследования, были обнаружены крупноформатные иконы на липовых досках с косыми шпонками (ил. 4). Две такие иконы были обнаружены в фондах Лебединского городского художественного музея, остальные в частных собраниях. На данный момент ведется работа по идентификации места создания икон, написанных на досках такой конструкции.
В Рождества Богородицы Глинской пустыне, вероятно, в качестве основы доминировала липа, но о конструкциях досок говорить преждевременно, так как этот вопрос нуждается в дальнейшем исследовании.
Выводы
На Слобожанщине, в середине XIX - начала ХХ в., в качестве основы для икон доминировала деревянная основа. Наибольшее распространение получили липовые и сосновые доски, реже ольха (Борисовка), осина (Чугуев), кипарис. В конструктивном отношении встречаются как доски высокого качества обработки с врезными, сквозными шпонками, так и доски низкого качества без шпонок (Борисовка). В Харькове зафиксировано применение досок с торцевыми шпонками. О защите тыльной стороны и торцов досок наиболее проявляли заботу Чугуевские иконописцы, покрывая доски масляной краской (глауконит, охра жженая).
Холст, как основа для икон, применялся значительно реже. Распространение получили среднезернистые льняные холсты полотняного плетения.
Метал, как основа для живописи, применялся мастерами Чугуева (малоформатные домашние иконы) и Борисовки (храмовые иконы и хоругви).
В качестве основ для эскизов мастера Борисовки использовали мелкозернистый холст и тряпичный картон. В начале ХХ в. стала употребляться фанера.
Список использованных источников

  1. Багалей Д. И. История города Харькова за 250 лет его существования (1655-1905): ист. монография. - в 2-х т. / Д.И. Багалей, Д. П. Миллер. - репринт. изд. - Х.: 1993. - 982 с.
  2. Гренберг, Ю. И. Технология станковой живописи. История и исследования / Ю.И. Гренберг. - М.: Изобразительное искусство, 1982. - 319 с.
  3. Иоанн (Маслов), схиархимандрит. Глинская пустынь: история обители и ее духовно-просветительская деятельность в XVI - ХХ века / схиархимандрит Иоанн (Маслов). - М.: Изд. отд. Московского патриархата, 1994. - 605 с.
  4. Лужецкая, А. Н. Техника масляной живописи русских мастеров с XVIII по начало ХХ века / А.Н. Лужецкая. - М.: Искусство, 1965. - С. 206-226.
  5. Охрименко, И. Г. Очерки истории Борисовского района / И.Г Охрименко. -- Т 3. - [Борисовка]: Очерки истории Борисовского района: [машинописная копия рукописи] // Личный архив И.Г Охрименко.
  6. Припачкин, И.А. Иконописание слободы Борисовки / И.А. Припачкин. - Курск: Полстар, 2009. - 323 с.
  7. Харьковская старина: из воспоминаний старожила В. П. Карпова (1830-1860 гг.). - Х.: Типография "Южного Края", Сумская, д. А. А. Иозефовича, 1900. - С. 377-383.
  8. Шулика, В. В. Иконописные центры Слободской Украины середины XIX нач. ХХ в. / В.В. Шулика // Теорія і практика матеріально-художньої культури: IX електронна наукова конференція. Харків, ХДАДМ 20 грудня 2007 р.: зб. матеріалів. - Х.: ХДАДМ, 2007. - С. 119-126.
  9. Шулика, В. В. Церковний живопис Слобожанщини середини ХІХ - початку ХХ століття: іконографія, стилістика, техніко-технологічні особливості: автореф. дис. канд. мистецтвознавства: 17.00.05. - Х.: ХДАДМ, 2010. - 20 с.
1.Игнатьев И.В. Портрет сына иконописца А.И. Игнатьева. Липовая доска без шпонок, масло. конец XIX в. БИКМ пгт. Борисовка. Фото Шулики В.В. 2.Игнатьев П.И. Святое семейство (?). Холст, масло. Середина XIX в. БИКМ пгт. Борисовка. Фото Шулики В.В. 3.Тыльная сторона основы чугуевской иконы. И. Нечитайлов. Владимирская-Чугуевская икона Богородицы. Дерево (липа), масло, оклад. 1874 г. ХММ И.Репина г. Чугуев. Фото Шулики В.В. 4.Тыльная сторона основы иконы. Жертвоприношение Авраама. Дерево (сосна), масло. Начало ХХ в. ЛГХМ г. Лебедин. Фото Шулики В.В.