Иконографическая программа иконы "Спас Нерукотворный c Евхаристией" 1621 г. из собрания Харьковского художественного музея

// Волинська ікона: дослідження та реставрація. Матеріали XVI міжнародної наукової конференції м. Луцьк,
4-5. 11. 2009 р. - Луцьк: Волинський краєзнавчий музей, Музей волинської ікони, 2009. - С. 64-72.

Шулика В. В. Сторожев Я. Е.

Гордостью собрания Харьковского художественного музея (далее ХХМ) является трехчастная икона "Спас Нерукотворный с Евхаристией" (ЖРУ № 11) (ил. 1). Как повествуют данные музейной научной карточки [9], до 1914 г. икона находилась в Волынском епархиальном древлехранилище в г. Житомире. Когда линия фронта первой мировой войны приблизилась к городу, архиепископ Антоний (Храповицкий), при участии С. А. Таранушенко, эвакуировал иконы древлехранилища в г. Харьков. По сообщению С. А. Таранушенко (1969 г.), иконы Волынского древлехранилища пополнили коллекцию музея изящных искусств Харьковского Императорского университета, а затем поступили в собрание МУМ (Музей українського мистецтва (м. Харків)). В 1970 г. П. Жолтовский сообщил историю эвакуации икон древлехранилища в другой версии. Иконы после эвакуации первоначально находились в подвале Харьковского Свято-Благовещенского собора, а затем в 1920-х гг. были переданы МУМ. Так же, в 1970 г. икона была атрибутирована П. Жолтовским, как образец Волынской школы [9].
В центральной части иконы изображен Нерукотворный Образ. Убрус держат вверху два ангела, которые пропорционально малы по сравнению с ликом Спаса. В левой части иконы изображено причащение апостолов хлебом, в правой части - вином. Датирована икона по славянской надписи, расположенной под образом Спаса - 1621 годом (ОБРАз /NЕРоУКОТВОРЕНЫ /ГА /НШЕГО /ІС /ХА /СозДА /Рок /А.Х.К.А.) (ил.2).
Эта икона, судя по значительному размеру (118 Х 54 см.), составляла внутреннее убранство храма, и, вероятно, располагалась над Царскими вратами иконостаса. Впервые икона была опубликована П. Жолтовским в 1978 г. [4, с. 21]. Исследователь отмечал уникальность иконы, которая по своей иконографической программе не имеет аналогов в украинской иконописи - соседство Святого Убруса с фланкирующими сценами Причащения апостолов. Исследователь отмечал графичность изображения, а так же ренессансные влияния, возникшие в украинской иконописи под влиянием контрреформации, которые были характерны для украинской иконы конца XVI - первой пол. XVII в. К ренессансным влияниям П. Жолтовский относил вольность в передаче поз и жестов апостолов (в сцене Евхаристии), а также попытку передачи объема в лике Спасителя. Так же исследователь справедливо акцентирует внимание на технику письма автора иконы, т.к. технико-технологические характеристики, особенно личного письма, совершенно самобытны.
В. Пуцко в ряде статей, посвященных Волынскому епархиальному древлехранилищу, опубликованных в 1995 и 2002 гг. [14-16], отводит данной иконе "почетное место", отмечая соединение традиционных и ренессансных черт, остро ощущаемых в многофигурных изображениях апостолов под влиянием гравюр [16, с. 23]. Автор видит в данной иконе влияние исторических условий, и, в частности, унии, выраженное в смешении византийской иконографической основы и западноевропейской гравюры [15, с. 96].
В. Луць и З. Откович в 1995 г. опубликовали каталожные данные о иконе Спаса нерукотворного из ХХМ [8, с. 33].
В данной работе ставится две задачи: 1. выявить причины соседства образа Спаса Нерукотворного со сценой Причащения апостолов; 2. выявить иконографический источник изображения Лика Христа в группе икон Спаса Нерукотворного, распространенных в западноукраинских землях в XV-XVIII ст.
Чтобы выявить иконографический источник изображения лика Спасителя необходимо обратиться к истории о Нерукотворном образе Христа. Нерукотворный образ - первая икона, появившаяся при жизни Спасителя. Больной проказой царь Осроены Авгарь V Ухама, услышав о чудесах, которые творит Христос в Иудее, захотел пригласить Его к себе, чтобы тот его исцелил. Для этого он послал ко Христу своего слугу Ханнана (Анания) с письмом и с указанием, что если Христос откажется к нему прийти, нарисовать Его портрет. Не имея возможности приблизиться в Иерусалиме к Христу, Ханнан стал на камень и попытался нарисовать Спасителя. Увидев это, Христос подозвал его к себе, умыл лицо, вытер его тканью и на ткани запечатлелся Его лик. Отдавая плат с Нерукотворным Образом Ханнану, Христос сказал, что прийти в Едессу он не может, так как должен исполнять то, на что он послан, но по исполнению своего дела, Он обещал послать одного из своих учеников. Получив портрет Христа, Авгарь исцелился, приказал закрепить Нерукотворный Образ на доске и поставить в нише над городскими воротами, предварительно низвергнув стоящего там ранее идола. После Пятидесятницы в Едессу прибыл апостол Фаддей и крестил Авгаря с его подданными.
Правнук Авгаря, став царем Осроены, вернувшись к язычеству, хотел уничтожить Нерукотворный Образ, однако епископ Едессы спрятал святыню, замуровав в стене, накрыв её черепицей и поставив перед ней горящую лампаду. Со временем место это было забыто. Образ был вновь обретён, когда Едессу осадил персидский царь Хосрой I в 544 г. (545 г.). Городскому епископу Евлавию в видении явилась Богоматерь, которая напомнила о Нерукотворной иконе и указала её местонахождение. Вновь обретённая икона отвратила захват города. Когда открыли нишу, где находилась икона, на черепице, которая её закрывала, отпечатался такой же лик Спасителя, а лампада по-прежнему горела [12].
Со времени обретения Едесской святыни, упоминания о Нерукотворном Образе встречаются в письменных источниках, самые ранние из которых "Учение" едесского епископа Аддаи (VI в.) и "История" Евагрия (VI в.). Нерукотворный Образ с VI века стал образцом для изображения лика Христа [12].
В 944 году Нерукотворный Образ был перенесён из захваченой арабами Едессы в Константинополь византийскими императорами Романом I Лакапином и Константином Порфирогенитом. Святой Убрус поместили в Фароской церкви императорского дворца [12].
В 1204 г., во время разграбления города рыцарями четвёртого крестового похода, следы Святого Убруса теряются. О пребывании в Фароском храме Нерукотворного Образа свидетельствуют воспоминания участника событий 1204 г. - французского рыцаря Робера де Клари [5], который видел в Фароском храме Святой Убрус, а в Великой церкви Саван Господа (ныне известен как Туринская плащаница). Существует восточное предание, что венецианский корабль, на котором крестоносцы везли икону, затонул в Средиземном море. Однако западные источники, расходясь в фактах, утверждают, что Нерукотворный Образ Христа все же достиг берегов Западной Европы [1, с. 237]. По одним версиям Образ оказался в Риме, по другим - в Париже. В одном из подношений императора Латинской империи Балдуина (Бодуэна) Константинопольского французскому королю в 1247 г. идет речь о "святом образе на плате", который потом появляется во всех инвентарных описях парижской церкви Сен-Шапель до 1792 г. Был ли это тот самый Святой Убрус сейчас установить невозможно [1, с. 248-249]. Скорее всего, Нерукотворный Образ все-таки был утрачен крестоносцами.
В XIII в. в Риме формируется культ иной контактной реликвии, которая была призвана заменить Святой Мандилион и этим сконцентрировать все важнейшие христианские реликвии внутри Римской церкви. Речь идет о Плате Вероники. Плат Вероники это ткань, которой Вероника вытерла кровь и пот с Лика Христа, когда Спаситель шел на Голгофу (существует несколько редакций предания) [12, с. 37-39]. До XII в. об этой реликвии в латинской церкви очевидно не было ничего известно. В XII в. на Плате хотели видеть кровавый пот Христа, который он проливал на Елеонской горе [1, с. 250]. Около 1160 г. Петр Маллиус в своей "Истории собора Св. Петра" в Риме впервые описывает, что в соборе находится молельня Богоматери, которую называют Вероникой, где кроме прочих реликвий находится истинный плат Христа, которым Спаситель вытирал свой Лик во время молитвы до кровавого пота в Гефсиманском саду [1, с. 601]. В этом описании не сказано ни о Евангельской Веронике, ни об отпечатке Лика Христа, ни о крестном пути, во время которого могло появиться изображение Лика.
Первые упоминания о том, что на Плате Вероники все же имеется изображение Святого Лика, встречаются на западе с XIII в. [1, с. 250], т.е. после разграбления Константинополя. При папе Гонории III (1216-1227 гг.) Плат Вероники (или Вероника) выставлялся в драгоценном реликварии для поклонения.
Во время разграбления Рима в 1527 г. Плат Вероники был утрачен. В XVII в., согласно Римскому преданию, Плат снова обрели. Считается, что Плат находится в хранилище реликвий в соборе св. Петра в Риме [1, с. 251].
Продолжая повествование о Нерукотворном Образе, следует упомянуть о двух его списках, хранившихся как великие святыни в Италии. Это две иконы, близкие по формату (примерно 40 Х 29 см.), заключенные в плоский оклад, который повторяет очертания лика. Одна из этих икон хранится в Риме (ил. 5), другая находилась в Генуе (ил. 6) в армянской церкви св. Варфоломея и была в 1384 г (1361 г [12, с. 35]). подарена византийским императором Иоанном V генуэзскому капитану Леонардо Монтальдо. У обеих икон общие иконографические черты: это острая бородка и ниспадающие волосы по одной пряди с каждой стороны лика Христа. По мнению Х. Бельтинга, одна из этих икон могла быть средником известного Синайского триптиха Х в., от которого до нашего времени уцелели только две боковые части (ил. 7, 8). Размеры по высоте Римской и Генуэзской икон и боковых створок триптиха практически идентичны [1, с. 239-240].
Со второй половины XV в. изображения Плата Вероники и Римской иконы Спаса Нерукотворного компилируются. Подтверждением этому является Утрехтская миниатюра второй половины XV в. (ил. 9), а так же алтарный образ для капеллы Вероники в соборе св. Петра в Риме, созданный Уго да Карпи ок. 1525 г., где св. Вероника держит в руках, по сути, Римскую икону Спаса Нерукотворного (ил. 10). По мнению Н. Кондакова, именно Генуэзская (или Римская) икона Спаса Нерукотворного легла в основу иконографического типа Святого Мандилиона, известного в России как "Спас мокра брода" или "Спас со омочены власы" (ил. 11) [6, с. 17-18]. Немецкие исследователи К. Онаш и А. Шнипер считают, что название "мокра брода" происходит из Новгорода, объясняя его сугубо юмором новгородцев [11, с. 126]. Однако справедливо заметить, что объяснение названия только таким образом кажется малоубедительным. Именно такой вариант Нерукотворного Спаса с мокрыми волосами более соответствует преданию об Авгаре. Примечательно, что иконы Спаса с острой клиновидной бородкой и собранными в две пряди волосами распространяются через Новгород в России и через западные области в Украине, которые находились на границе католического и православного миров.
Традиции изображения Нерукотворного Спаса в Украине восходят, вероятно, к ХІ -ХІІ вв. Самым древним памятником является икона Нерукотворного Спаса ХІІ в. из ГТГ. (ил. 12), атрибутированная В. Н. Лазаревым как Новгородская [7], на основании того, что икона была вывезена Иваном Грозным из Новгорода, а так же по сходству изображения ангелов на оборотной стороне иконы с Нередицкими росписями. Однако сам В. Н. Лазарев отмечал стилистическую разницу лицевой и оборотных сторон иконы и допускал разновременность написания сторон [7, с. 10-11]. Современная украинская наука считает эту икону произведением киевских мастеров [10, с. 111]. На этой иконе волосы Христа разделены на четыре пряди, борода свободно свисает. Иконописец сознательно не изображает Плат, возможно следуя преданию, согласно которому Авгарь приказал натянуть Плат на доску и выставить над городскими воротами. В таком состоянии образовывать складки убрус не мог (И. Стерлигова убедительно доказывает, что икона с момента создания находилась в окладе, утрата которого не позволяет судить о первоначальной иконографической программе [18, с. 136]).
Традиция не изображать складки убруса продолжается до второй половины XIII в. [12].
С XV века появляются изображения Нерукотворного Спаса на складчатом убрусе, который держат ангелы [12]. В украинской иконописи это иконы из Галичины (мастер из с. Ванивка [10, с. 114-115], икона с Лемкивщины (Национальный музей в Кракове) (ил. 13) и др.), в российской традиции икона того же времени - псковской школы [13, с. 298] (ил. 14).
Изображенные Ангелы выражают идею соборного сопредстояния ангельских ликов и людей Нерукотворному Образу. Поводом к иконописному воплощению данной композиции явилась праздничная служба Образу Спаса Нерукотворного (16\29 августа), где есть такие слова: "Егоже пришествием совокупи с человеки Ангел множество…" (стихра 4-го гласа на великой вечерни), "Веселятся с земными Небесныя… явльшуся днесь Божественному образу" (на утрени, другой канон, глас 6, песнь 7). "Радуйся, пречестный образе, Ангелы покланяемый… человеком возжеленный…" (на утрени, на хвалитех стихира на 4, глас 5).
Этот извод широко распространяется в XVI-XVII столетиях [12, с. 15], что подтверждает и исследуемая икона. Однако, если наидревнейший из сохранившихся памятников российской иконографии - псковская икона Нерукотворного Спаса в основных чертах передачи Лика следует образцам предшествующих эпох, то большинство украинских икон Святого Убруса восходят к западным компилятивным образам, составленных из икон Нерукотворного Образа (Римский, Генуэзский) и Плата Вероника, с двумя свисающими прядями волос и остроконечной бородкой. Примечательно, что в XV-XVI вв. традиционный иконографический тип Плата Вероники, с ликом Христа в терновом венце находился еще в стадии формирования, т.к. в западноевропейских произведениях встречаются изображения Спаса как в венце, так и без него. Вероятно, это вызвано различными преданиями о Плате, которые существовали в Римской Церкви параллельно.
Российские изображения "Спаса мокра брода" так же приближаются к подобной трактовке изображения, однако изображают по преимуществу четыре пряди, иногда практически объединяя их в две.
Изображения Плата Вероники в терновом венце в Православной иконографии встречаются с конца XVII в. Классическим образцом в украинской традиции является икона, написанная Иовом Кондзелевичем в 1722 г. (ил. 15). Появление тернового венца на главе Спасителя в указанной иконе является логическим продолжением тех тенденций, которые существовали в украинской иконографии на протяжении предшествующих столетий. В иконе И. Кондзелевича мы видим те же две пряди волос и остроконечную бородку. К этим атрибутам изображения добавляется терновый венец, который к тому времени становится обязательным иконографическим атрибутом изображения Плата Вероники.
Необычайное для восточной иконографии соседство Святого Убруса и Евхаристии тоже имеет свое объяснение. Традиция помещать вокруг Св. Мандилиона фланкирующие изображения, объясняющие смысл почитания Нерукотворного Спаса, восходит к послеиконоборческому периоду, когда в подобных иконах была острая необходимость. Сохранившиеся до нашего времени створки триптиха Х в. из Синайского монастыря (ил. 7) доказывают богоустановленность иконописания, помещая справа царя Авгаря, которому Ханнан подносит Нерукотворный Образ и апостола Фаддея, который, согласно преданию, после пятидесятницы крестил Авгаря. Иконописец наглядно демонстрирует предание о Св. Убрусе, вводя в икону апостольское свидетельство в лице св. Фаддея. Примеров такого соседства сюжетов немного. Наиболее известные - это греческая миниатюра из менология № 9 из Московского исторического музея и горельефные изображения на окладе вышеупомянутой генуэзской иконы (ил. 6), которые рассказывают предание о Нерукотворном Спасе. С XVI в. начинает распространяться извод "Спас Нерукотворный с деяниями", известный во множестве списков со второй половины XVII в. К XVI в. относится икона из Словакской народной галереи в Братиславе (ил. 16-18) [21]. На иконах "Спас Нерукотворный с деяниями" в отдельных клеймах, как и на генуэзском образе, помещена история святыни [12, с. 21-23]. Автором данного исследования, в частном собрании г. Харькова, была выявлена старообрядческая икона второй половины ХІХ в., где Св. Убрус был наложен на четырехчастное изображение. В первой части изображена Богородица в иконографическом типе "Знамение", фланкируемая двумя херувимами, во второй части - "Спас Благое молчание", в третьей изображено Усекновение главы Иоанна Предтечи, в четвертой - свт. Василий Великий, Григорий Богослов и Иоанн Златоуст. Подобная иконографическая программа может трактоваться следующим образом: Знамение Пресвятой Богородицы с херувимами - ветхозаветное ожидание прихода мессии, Спас Благое молчание - Логос до воплощения, Усекновение главы Иоанна Предтечи - казнь последнего пророка, свидетельствующего о приходе Христа и конец Ветхого Завета, изображение святителей, как вселенских учителей и творцов литургии, символизируют Церковь Новозаветную, т. е. Бог Вочеловечился. Все эти четыре сцены, показывающие историю Боговоплощения, венчает образ Нерукотворного Спаса, который является вещественным доказательством Вочеловечивания Бога [20]. Все вышеперечисленные варианты иконографических программ раскрывают догмат о Боговоплощении.
Икона из ХХМ показывает Нерукотворный Образ как символ Евхаристический. Исходя из размеров иконы и изображения Евхаристии, этот образ некогда венчал Царские Врата иконостаса метрического типа. Патриарх Димитрий (Ярэма) рассматривая западноукраинские иконы Спаса Нерукотворного XV-XVI вв., придерживался мнения, что такие иконы помещались над Царскими вратами. Традиция помещать икону Тайной Вечери над Царскими Вратами в Украине сформировалась только к XVII в. [3, с. 378]. Таким образом, перед нами икона переходного типа, где запечатлены как старая, так и новая традиция.
В сцене причащения хлебом, расположенной с правой стороны Нерукотворного Спаса, на переднем плане изображен престол. На престоле находится дискос, нож и просфора. В правой части Христос, изображенный в профиль, подает апостолам хлеб. На переднем плане изображен св. апл. Андрей в черном гимантии, за ним в центре группы св. апл. Петр, за апл. Петр - апл. Лука (?). Во втором ряду, позади апл. Петра изображен апл. Марк, а за апл. Андреем безбородый апл. Фома. Остальные апостолы показаны плотной группой скрытой первым рядом. За группой апостолов изображен киворий с цилиндрической крышей. В сцене причащения вином, которая построена аналогичным образом, на престоле изображен сосуд для вина и потир. Христос держит в левой руке потир, правой благословляет. В центре группы апостолов изображен св. апл. Павел, которому Спаситель подносит к губам чашу. Создается впечатление, что апл. Павел прикладывается к чаше после причастия. Руки апостола крестообразно сложены на груди, как и подобает во время Евхаристии. Единственное несоответствие - это изображение левой руки над правой в крестообразном сложении рук. Ближе к зрителю изображен св. апл. Иоанн Богослов, так же в темном гимантии. Он складывает крестообразно руки, готовясь причаститься. За апостолом Иоанном изображен апл. Матфей, рядом с Матфеем апл. Филипп. Остальные апостолы практически полностью закрыты первым рядом.
Необычность изображения обоих сцен заключается в том, что причастников, ожидающих свою очередь значительно больше, чем двенадцать. Апостолы и группа остальных причастников изображена без нимбов, что является иконографическим нарушением, т.к. апостолы после дня Пятидесятницы должны изображаться с нимбами.
Необычно изображен киворий, который находится на ступенчатом постаменте, возможно символизирующий церковный амвон. Задние колонны кивория опираются на вершину постамента, основания передних колонок скрыто за спинами апостолов. На самом деле, престолы на обоих фланкирующих изображениях должны быть под сенью кивория, однако иконописец здесь использует древний иконописный прием, описанный Б. Раушенбахом как "геометрически противоречивое изображение" [17, с. 244-263]. Чтобы не закрывать колонками кивория происходящее, иконописец уводит ножки кивория за спины апостолов, сознательно скрывая базы передних колонок.
Изобилующие оригинальными деталями, сцены причащения апостолов в иконе из ХХМ, образуют одно целое с Нерукотворным Образом Спаса. Немецкий исследователь Х. Бельтинг, отмечая особенности почитания Плата в Риме, упоминал, что реальность Евхаристии соединилась с желанием созерцания истиной плоти Христа [1, с. 256]. Именно в этом ключе и следует понимать иконографическую программу исследуемой иконы. Российский исследователь Л. Успенский так же отмечал, что Христос в Святых Дарах не показывается, а дается. Показывается же Христос в иконе [19]. Таким образом, икона Спаса Нерукотворного из ХХМ своей иконографической программой показывает Христа, даваемого в Евхаристии, и для этого выбрана икона Нерукотворного Спаса, как главное свидетельство реального Воплощения Бога. Свидетельство реальности Евхаристии, показанное на данной иконе, могло быть реакцией на распространение протестантизма на западноукраинских землях, о котором упоминает П. Жолтовский [4]. В протестантизме Евхаристия понимается как символ, как воспоминание о Евангельской Тайной Вечери. Данная икона призвана свидетельствовать о реальности главного таинства Православной церкви.
Список литературы

  1. Бельтинг Х. Образ и культ: История образа до эпохи искусства. - М.: Прогресс-Традиция, 2002. - 752 с.
  2. Бобров. Ю.Г. Основы иконографии древнерусской живописи. - СПб.: Аксиома - Мифрил, 1995. -253 с.
  3. Димитрій (Ярема) патр. Іконопис Західної України XII-XV ст. - Л.: Друкарські куншти, 2005. - 505 с.
  4. Жолтовський П. М. Український живопис XVII - XVIII ст. - К.: Наукова думка, 1978. - 327 с.
  5. Клади Робер де. Завоевание Константинополя. - М.: Наука, 1986. - С. 60
  6. Кондаков Н. Лицевой иконописный подлинник: Том 1 Иконография Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа. - СПб.: Товарищество Р. Голике и А. Вильборг, 1905. - 97 с.
  7. Лазарев В. Н. Новгородская иконопись. - М.: Искусство, 1981. - С. 10-11.
  8. Луць В., Откович З. Волинські ікони з Львівської картинної галереї (ЛКГ) та Харківського художнього музею (ХХМ) // Волинська ікона: питання історії вивчення, дослідження та реставрація. Тези та матеріали ІІ Міжнародної наукової конференції м. Луцьк, 29 листопада - 1 грудня 1995 р. - Луцьк: Ініціал, 1995. - С. 24 - 34.
  9. Научная карточка ХХМ ЖРУ - 11.
  10. Овсійчук В. Крвавич Д. Оповідь про ікону. - Л.: Інститут народознавства НАН України, 2000. - 396 с.
  11. Онеш К. Шнипер А. Иконы: чудо духовного преображения. - М.: Интербук, 2001. - 301 с.
  12. Припачкин И.А. Иконография Господа Иисуса Христа. - М.: Паломникъ, 2001. - 223 с.
  13. Псковская икона XIII-XVI вв. / сост. И. С. Родникова. - Л.: Аврора, 1990. - 323 с.
  14. Пуцко В. Волинське єпархіальне давньосховище // Образотворче мистецтво № 2. 1995 р. - К.: 1995 - С. 55-58.
  15. Пуцко В. Волинь та її мистецька спадщина // Сакральне мистецтво Волині, матеріали ІХ міжнародної наукової конференції м. Луцьк, 31 жовтня - 1 листопада 2002 р. - Луцьк: ВКМ, 2002 - С. 94 - 97.
  16. Пуцко В. Художня колекція волинського єпархіального давньосховища // Волинська ікона: питання історії вивчення, дослідження та реставрація. Тези та матеріали ІІ Міжнародної наукової конференції м. Луцьк, 29 листопада - 1 грудня 1995 р. - Луцьк: Ініціал, 1995. - С. 22-24.
  17. Раушенбах Б. В. Геометрия картины и зрительное восприятие. - Спб.: Азбука-классика, 2001. - 320 с.
  18. Стерлигова И. А. Драгоценный убор древнерусских икон XI-XIV веков: Происхождение, символика, художественный образ. - М.: Прогресс-Традиция, 2000. - 264 с.
  19. Успенский Л. Богословие иконы православной церкви. М.: Изд. западноевропейского экзархата. Московский патриархат, Паломникъ, 2001. - 474с.
  20. Шулика В. В. Иконографическая программа четырехчастной старообрядческой иконы с образом Спаса Нерукотворного в центре // Теорія і практика матеріально-художньої культури: IV електронна наукова конференція. Харків, ХДАДМ, 15 грудня 2003 р.: збірник матеріалів. - Х.: ХДАДМ., 2003. - № 4. - С. 162-166.
  21. Tkac S. Ikony Slowackie od XVI do XIX wieku. - Warszawa, Bratyslawa: Arkady, Tatran, 1984. - S. 27.
Икона Спас Нерукотворный 1621 г. ХХМ. фото Шулики В.В. Икона Спас Нерукотворный 1621 г. ХХМ (центральная часть)фото Шулики В.В. Икона Спас Нерукотворный 1621 г. ХХМ (причащение апостолов вином)фото Шулики В.В. Икона Спас Нерукотворный 1621 г. ХХМ (причащение апостолов хлебом)фото Шулики В.В. Св. Мандилион 6 в. Ватикан. Капелла Санта-Матильда Св. Мандилион в храме св. Варфоломея. Генуя. Створки Синайского триптиха Х в. мон. св. Екатерины. Св. Мандилион из Константинополя Х в. монастырь св. Екатерины. Синай. Реконструкция Х. Бельтинга Св. Вероника с Платом. Утрехт 1480 г. Уго да Карпи. Алтарный образ для капеллы св. Вероники в соборе св. Петра в Риме. Ок. 1525 г. Спас мокра брода. Новгород. 16 в. ГТГ. Спас Нерукотворный. Киев 12 в. ГТГ Нерукотворный Образ 15 в. Лемкивщина. Национальный музей в Кракове Спас Нерукотворный. 15 в. Псков. Спас Нерукотворный (Плат Вероники). Иов Кондзелевич. 1722. ЛНМ Спас нерукотворный XVI в. Словакская народная галерея в Братиславе  Спас нерукотворный XVI в. Словакская народная галерея в Братиславе (деталь). Спас нерукотворный XVI в. Словакская народная галерея в Братиславе (деталь).