Реставрация фрагмента росписи "Св. Николай Чудотворец" из Чугуевского художественно-мемориального музея им. И. Е. Репина

// Збереження, дослідження, консервація, реставрація та експертиза музейних пам'яток.
Наукові доповіді VI Міжнародної науково-практичної конференції. Київ, 27-30 травня 2008 р. - К.: ННДРЦУ, 2008. - С. 337-240.

Шулика В. В. (в соавторстве: Бабак О., Гончарова Е.)


Иконный промысел в г. Чугуеве Харьковской губернии берет свое начало в XIX в., благодаря организации Школы военных топографов, где преподавалось рисование. О чугуевских мастерах середины XIX в. известно из воспоминаний И. Е. Репина "Далекое близкое" [1] и "Историко-статистического описания Харьковской губернии" преосвященного Филарета (Гумилевского) [2]. И. Е. Репин писал, что г. Чугуев славился своими мастерами, которые были "выученники "Делового двора" [1, С. 82]. Чугуевские иконописцы были известны далеко за пределами харьковской губернии и приглашались для росписей храмов и написания иконостасов.
Наиболее умелые иконописцы имели учеников, передавая опыт и сохраняя традиции местной иконописи. Таким образом, чугуевская школа разделялась на ряд "подшкол", в которых доминировали принципы работы основателей мастерских. В одной из таких мастерских (И. Бунакова) получил первое художественное образование И. Е. Репин.
И. Е. Репин в своих воспоминаниях упоминает и о росписях храмов. Так в 1861 г. [1, С. 83] он участвовал в росписи храма в с. Малиновка недалеко от Чугуева. Стенописи чугуевских иконописцев находились во многих храмах Харьковской и соседних губерниях. На данный момент монументальных работ Чугуевских мастеров практически не сохранилось. В советское время были снесены или перестроены практически все храмы чугуевского района. Среди сохранившихся стенописей заслуживают внимания росписи храма Владимирской иконы Пресвятой Богородицы в с. Кочеток (Чугуевского района), которые сохранились фрагментарно, под слоем неоднократных поновлений, а также фрагменты росписей кладбищенской церкви иконы Пресвятой Богородицы Всех скорбящих радость в г. Чугуеве.
Храм иконы Пресвятой Богородицы Всех скорбящих радость был построен в 1852-1854 гг. при кладбище на месте деревянной Николаевской (Преображенской) церкви. Вероятно, первые росписи храма были выполнены вскоре после его освящения. В 1873 г. был утвержден проект пристройки к храму колокольни. Вместе с колокольней был пристроен переход от колокольни к храму [3]. Вероятно во время строительных работ первые росписи храма (особенно росписи нартекса) были повреждены. Вследствие чего храм, в конце XIX в., был расписан заново. С момента освящения, богослужения в храме практически не прекращались, лишь только в 30-е гг. из-за отсутствия священников богослужения были нерегулярны. В 70 е. гг. ХХ в. в храме проходили ремонтные работы.
В 2003-2004 гг. во время ремонта здания храма росписи были сбиты, и лишь благодаря сотрудникам Чугуевского художественно-мемориального музея им. И. Е. Репина удалось сохранить несколько отделенных от стен фрагментов стенописи. Эти фрагменты (даже в таком состоянии) представляют интерес, как немногие сохранившиеся образцы росписей чугуевских иконописцев.
В 2007 г. фрагмент росписи неправильной формы с изображением свт. Николая Чудотворца (50х43 см.), расколотый на три части (1-30х29 см., 2-27х14 см., 3-10х10 см), был передан на кафедру реставрации станковой и монументальной живописи Харьковской государственной академии дизайна и искусств для проведения реставрационных работ. Этот фрагмент, представляющий собой погрудное изображение св. Николая с закрытым Евангелием, являлся частью ростового изображения, находящегося на южной стене бывшего нартекса храма. Св. Николай на этой росписи изображен в красной филоне и светло-зеленом омофоре с золотым декором. Подризник фиолетовый, митра и поручи золотые. Фон росписи решен в виде голубого неба с облаками.
Были проделаны приборные и микрохимические исследования фрагмента, которые выявили технико-технологические, структурные особенности памятника, а также степень его сохранности.
Основой росписи служит известково-песчаная штукатурка с вкраплениями древесного угля и соломы. Микроскопические исследования выявили, что песок, примененный в качестве наполнителя в штукатурке - средней зернистости, с округлыми гранями, без глинистых частиц (речной песок). Штукатурка трехслойная, общей толщиной 6 см. Первый слой, ранее прилегающий к стене, наиболее толстый. Его толщина 5 см. По отношению к двум верхним слоям первый слой наиболее темный (темно-серый), т.к. содержит значительное количество адсорбента (древесного угля). В первом слое штукатурки обнаружены растительные волокна и крупные вкрапления незагасившейся извести. Второй слой, толщиной 8-10 мм., более светлый, т.к. содержит меньшее количество адсорбента. Растительные волокна в нем не выявлены. Третий слой, на котором располагается грунт и красочный слой, толщиной 6-7 мм., по своей структуре идентичен второму слою. На наиболее крупном фрагменте росписи сохранились отпечатки кирпичной кладки с фрагментами кирпича (размер кирпича - 7,5х16 см.). Также на этом фрагменте имеется отпечаток левкасного гвоздя (глубина 3 см.,? 0,8 см.).
Штукатурная основа покрыта слоем клее-мелового грунта толщиной 0,5 мм., на котором расположены фрагменты первого красочного слоя (середина XIX в.). Исследование первого красочного слоя под микроскопом показало, что живописный слой имеет многочисленные потертости механического характера. Лаковая пленка сохранилась незначительными фрагментами. В верхней части росписи, в местах утрат второго красочного слоя, видна золотая кайма-опуш, характерная для чугуевских икон середины-второй половины XIX ст.
На первый красочный слой нанесен клее-меловой грунт толщиной 0,5 мм, на котором расположен второй красочный слой (конец XIX в.).
Второй красочный слой представляет собой пастозную масляную живопись. Крупные детали росписи выполнены кистью грубого ворса шириной 7 - 8 мм, мелкие детали лика, облачения, святительских атрибутов выполнены мягкой кистью толщиной 3 мм.
Красочный слой имеет потертости и утраты механического характера, крупно-сетчатые кракелюры красочного слоя, расположенные в теневых частях росписи. Микроскопические исследования красочного слоя показали, что автор росписи использовал краски кустарного производства. Выявлены крупицы пигментов крупной фракции. В местах разрывов красочного слоя имеются выходы грунта.
Микроскопические исследования защитного покрытия показали, что лаковая пленка сохранилась фрагментарно, обнаружены отслоения лаковой пленки от поверхности красочного слоя. Цвет защитного покрытия золотисто-желтый.
Роспись покрыта слоем загрязнений в виде пыли, песка, частиц копоти, наклеек прозрачной липкой ленты. В верхней части росписи имеется светло-серая кайма, нанесенная эмалевой краской в более позднее время, что подтвердили исследования в УФ диапазоне спектра. Капли аналогичной эмалевой краски разного размера были выявлены и на поверхности красочного слоя. Эти эмалевые включения вероятно следы ремонта храма, прошедшего 1970-х гг.
Исследования в УФ диапазоне спектра показали неоднородности лаковой пленки и границы поздних инородных вмешательств. Также в утрате красочного слоя были обнаружены линии подготовительного рисунка, выполненные графитным карандашом.
Микрохимические исследования выявили, что в качестве пигментов применялись: желтая охра, глауконит, берлинская лазурь, кобальт фиолетовый светлый, красная охра, гипс.
На основе проведенных исследований была разработана программа реставрационных мероприятий. Поскольку данный фрагмент росписи имеет музейное значение, как немногий из уцелевших образцов стенописи чугуевских мастеров, предусмотрено после проведения реставрации экспонирование его в залах музея. Поэтому было принято решение поместить роспись в кессон, без выполнения полной реконструкции памятника.
При демонтаже росписи в 2004 г. не ставилась задача сохранить отделенные фрагменты, толщина всех трех частей росписи "Свт. Николай" оказалась не одинаковой. Первым этапом работы было утоньшение штукатурного слоя для последующего монтажа в кессон. Штукатурный слой был утоньшен до 4 см. и выровнен слоем известково-песчаной штукатурки. Одновременно в кессоне был положен слой аналогичной штукатурки для последующего монтажа фрагментов. После укрепления красочного слоя фрагменты росписи были смонтированы в кессоне. Была нанесена бортовая обмазка фрагментов. Для обеспечения большей прочности фрагменты росписи в кессоне были укреплены кляммерами с некорродирующим покрытием. Кляммеры были установлены по периметру росписи, на участках авторской штукатурки непокрытой красочным слоем.
После полного высыхания бортовой обмазки в несколько этапов была подведена штукатурка вровень с авторской. Затем были восполнены утраты реставрационного грунта и выполнено тонирование реставрационных вставок.
В результате проведенных реставрационных работ фрагмент росписи "Свт. Николай" приобрел экспозиционный вид. Как документальное свидетельство не был затонирован участок росписи с подготовительным рисунком, и фрагмент нижележащего красочного слоя, где сохранилась золотая опуш.
Список литературы

  1. Репин И. Е. Далекое близкое. - М.: Искусство, 1964. - 512 с.
  2. Филарет (Гумилевский) арх. Историко-статистическое описание Харьковской епархии. В 3-х т. Т. 3. - Х.: ХЧМГУ, САГА, 2006. - 364 с.
  3. Шевченко О. А. Храмы Чугуева // Культурна спадщина Слобожанщин. Історія та краєзнавство: Збірка наукових статей за матеріалами міжнародної наукової конференції "П'яті Слобожанськи читання". - Х.: Курсор, 2005. - С. 141 - 161.